В этом отношении характерно разнообразие проектов (которых становится все больше в 60-х годах), «уничтожающих» архитектуру в ее привычном понимании: домов, подвешенных на тросах или установленных во врытых в землю тюбингах, домов-автобусов, составленных в различных комбинациях, «летающих» домов и т. д.
Тем временем, квартиры в центре города Одессы http://odessastay.com/ пользуются популярностью, если вы мечтаете жить у моря в современном городе, то предложение будет для вас выгодным и заманчивым.

В то время как в практике складывается прием «открытой», способной к развитию композиции, требования «открытости» начинают предъявляться к теории, которую стремятся освободить от свойств норматива (неизбежно ведущего к ограничениям), предлагая ей подготовить восприятие архитектуры «вероятности», «незавершенности», само существование которой окрашивается сомнением, характеризуется термином «предположительность». Но уже и сама открытость теории (подразумевающая пересмотр большого круга представлений) оказывается выражением более глубоких изменений в области архитектуры, признаком заката архитектуры концепционной.
«Архитектура и градостроительство — два аспекта одного и того же процесса, одно является специфическим случаем другого». В этом определении Кандилиса ха
рактерны и понятие процесса, применяемое им к архитектуре и градостроительству, и фиксация факта их «сращения».
Тема жилища и градостроительства также органично связывается у Кандилиса с проблемой досуга, его организации в различных природных и городских условиях.
Его мастерской был разработан в сотрудничестве с III. Перриан и Сузуки проект лыжной станции на 25 тыс. человек в Бельвиле. Кандилис возглавляет группу архитекторов, которым поручена разработка проекта благоустройства прибрежной зоны отдыха Лангедок — Руссильон.
Мастерская В. Бодянского идейно и творчески неотделима от АТБАТ — организации, работу которой Бодянский направлял и поддерживал с момента ее возникновения. Этому способствовали исключительная разносторонность его интересов и убежденность в том, что только объединение специалистов различного профиля может привести к полноценным архитектурным решениям. Пример подобного синтеза являет сама биография Бодянского (р. 1894), инженер а-путейца, авиаконструктора1 и архитектора. В его архитектурных работах инженерная изобретательность сочетается с простотой форм, тщательно выисканных и вместе с тем далеких от формалистических эффектов. Значительная часть работ Бодянского осуществлялась за пределами Франции в сотрудничестве с французскими и иностранными архитекторами; его постройки можно найти на четырех континентах. В 50-х годах он построил ряд французских полярных станций в Гренландии и высокогорных станций в Андах; с архитекторами Г. Жилле и А. Гомисом — теплоцентраль в Баньё (1960).
Творчество Бодянского при всем его своеобразии по своему направлению не является единичным или случайным явлением. Оно представляет инженерный аспект французской архитектуры, отчетливо выступающий и в произведениях Ж. Пруве, Б. Лафая, Р. Ле Риколе или Р. Саржера, несмотря на различие их индивидуального почерка и характера их вклада в архитектуру.